К чему приведут ограничения по покупке валюты в обменниках

С четверга в десятке областей Украины введено военное положение. Появились первые сообщения об ограничениях для жителей страны и даже для россиян, о реакции инвесторов, банков и ВМФ. Какие реальные изменения наступили в жизни Украины и ее граждан – и выглядит ли военное положение настоящим?

Военное положение, согласно украинским законам, предусматривает ограничение ряда конституционных прав граждан. В том числе на свободу передвижения, выбора места жительства, на распоряжение своей собственностью, прав на предпринимательскую деятельность и труд, свободы волеизъявления или голосования. Кроме того, накладываются ограничения (вплоть до полного запрета) на проведение массовых акций, собраний, демонстраций и прочих форм публичного массового взаимодействия граждан.

Однако реальность показывает, что введенное военное положение оказалось весьма своеобразным. Оно фактически

является компромиссом между четкими положениями текста закона о военном положении и явным желанием нынешних властей Украины быть лишь «немножко беременными» войной, не ввязываясь в тяготы настоящего военного положения и мобилизации.

В частности, Петр Порошенко в своем пояснении к указу заявил: «Для обычного гражданина жизнь совершенно не меняется. Если нам удастся не допустить вторжения российских вооруженных сил на нашу территорию, мы не планируем ограничивать никакие конституционные права и свободы граждан». Правда, за пределами этой духоподъемной речи как-то остались многократные заявления об уже присутствующих «российских войсках» в Донбассе, как и фактическое нахождение Российской армии и Черноморского флота в Крыму, который Украина до сих пор считает своим. Имел ли в виду Порошенко, что положение в связи с таким украинским пониманием конфликта уже введено – или же стоит подождать «русских танков» на улицах столичного Киева? Это осталось неизвестным.

Такая двусмысленная трактовка, возникшая на основании противоречивого и неясного текста президентского указа о военном положении (который к тому же «обработали напильником» по факту его голосования в Раде), уже вызвала массу самодеятельности на местах. А среди жителей Украины и вовсе породила недоумение и даже страхи.

В Багдаде все спокойно? Да, ворота на замке!

Несмотря на уверения, что «военное положение не касается нашей деятельности», которые тут же последовали от «Укрзализныци» (украинского аналога РЖД), «Укрпочты», международных аэропортов Запорожья, Харькова и Одессы, а также автоперевозчиков, уже понятно, что всем транспортникам придется выполнять требования военного положения. А в их части они заключаются в ужесточении контроля безопасности при перемещении пассажиров и грузов.

Так, даже в аэропорту «Борисполь» в официальном сообщении касательно введения военного положения попросили пассажиров избегать паники и заблаговременно прибывать в аэропорт для регистрации на рейсы. Там напомнили, что с еще 2014 года все аэропорты страны работают в условиях повышенного, «желтого», уровня мер безопасности.

Столь же уклончиво ответили и о последствиях введения военного положения и в «Укрзализныце». Там заявили, что пассажирские и грузовые поезда «будут курсировать согласно графику движения и по всем не запрещенным законодательством маршрутам». Однако железнодорожное ведомство тут же подчеркнуло, что на железнодорожных объектах введен особый режим работы, а приоритет при назначении поездов будет определяться уже не только установленным расписанием, но и военным командованием. Речь идет о спецрежиме контроля движения невоенных опасных грузов, в первую очередь нефтепродуктов. Это тоже может привести как минимум к временным задержкам в отправлении поездов – а то и к полной остановке сообщения даже на «разрешенных законодательством маршрутах».

Кроме того, в условиях военного положения посещение Украины российскими гражданами стало еще более нетривиальной задачей. В Государственной пограничной службе заявили, что после введения военного положения к гражданам России, которые пересекают границу с Украиной, внимание усилится, а проверки в их отношении станут еще более строгими. Кроме того, в Херсонской области на пунктах пропуска на границе с Крымом ввели запрет на перемещение для российских граждан. Такие же ограничительные меры были введены и на границе Украины с Молдавией.

Таким образом, военное положение уже повлияло на свободу перемещения украинских граждан и иностранцев. И это притом что данные последствия обоснованно считались нежелательными и их явно старались избежать.

Банковская и инвестиционная паника

Введение военного положения отразилось и на банковском и инвестиционном климате в стране. Да, пока что военные попросили себе немного – например, заявлено о том, что целый ряд пансионатов и санаториев на берегах Черного и Азовского морей становится фактически на неопределенный срок их казармами и базами. Однако тут важны даже не конкретные действия военных и спецслужб «здесь и сейчас», а возможные риски и ожидания.

В частности, несмотря на формальное решение МВФ предоставить Украине очередной кредит в размере 1,5 млрд долларов (которое последовало уже после введения в стране военного положения), его сопровождало интересное уточнение: «Фонд оставляет за собой право изменить ставки или интервалы предоставления или аннулирования финансирования, если в любой момент фонд приходит к выводу о желательности таких действий, либо же принимает такое решение вследствие непредсказуемых событий чрезвычайной важности». При этом нужно подчеркнуть, что получение нынешнего транша МВФ – это отнюдь не блажь украинских политиков. Без этих денег у Украины нет ни малейшей возможности сохранить даже подобие макроэкономической стабильности.

Вторым интересным фактом является остаточная ликвидность украинской банковской системы. Этот вопрос стал одним из центральных в повестке внеочередной встречи Нацбанка Украины с ведущими коммерческими банками страны, которая состоялась 26 ноября и была целиком посвящена вопросам введения военного положения. На ней официально было указано, что ликвидность всей банковской системы Украины составляет лишь 75 млрд гривен (около 2,67 млрд долларов по текущему курсу), а неофициально сказано совсем иное – никакого массового «набега» вкладчиков такая хилая банковская «заначка» не выдержит. После чего либо банковскую систему придется спасать лошадиными дозами рефинансирования Нацбанком (с последующим разгоном инфляции), либо же драконовскими мерами ограничивать выдачу депозитов населения и предприятий.

Пока что отток средств из украинской банковской системы не приобрел массового характера. Однако «лакмусовая бумажка» украинского финансового рынка, курс наличного доллара, уже подозрительно затрепетал, пытаясь протестировать следующие целые числа выше привычного уже «28 гривен за 1 доллар».

Ну и, наконец, Украина еще глубже просела в инвестиционных рейтингах. Причем это касается не только уже давным-давно погибших металлургии, химии или легкой промышленности. Так, очередные лоты по добыче нефти и газа, которые традиционно выставляются на государственные инвестиционные тендеры, в конце ноября были размещены на срок в 90 дней. Украинское приватизационное ведомство, отвечающее за их распределение, прямо связало это с военным положением: «Какой будет реакция иностранного инвестора, трудно предсказать. Конечно, военное положение – политический риск, и каждый инвестор его оценивает по-своему». В силу чего и было принято решение об увеличении срока аукциона с обычных 30 до 90 дней.

Так будут ли отбирать автомобили и арестовывать на улицах?

Практика военного положения пока что не сформировалась до конца. Например, непонятно, будет ли вводиться где-либо предусмотренный в ней комендантский час. Неясен и вопрос с имуществом граждан: пока что украинские военные заявляют, что никаких «реквизиций» транспорта граждан или предприятий ими не запланировано и никакие «патрули в камуфляже» не будут кошмарить по этому поводу мирных граждан.

Ничего не поменялось и в таких же чувствительных моментах, как ограничение въезда и выезда из определенных населенных пунктов, не вводились ограничения на продажу алкогольной продукции, нет речи о блокпостах на угрожающих направлениях, никто не ограничивает движение транспорта простых граждан.

Военные, как кажется, и сами-то не особо хотят воевать, понимая всю бесперспективность такой постановки задачи.

Можно сказать, что Украина застыла в гнетущей нерешительности, подобно девушке, попавшей в неловкое положение. Беременна ли страна войной – или нет? Или – просто показалось? Судя по всему, решили поступить традиционно: посмотреть на себя и на реакции организма через месяц. Тогда уже все точно будет ясно: или уже «всерьез и надолго», или просто так, немного перепугались.

Ведь одно совершенно ясно: никакой серьезной войны или даже экономического кризиса, спровоцированного ее ожиданием, беременная войной Украина просто не выдержит. Так что настоящее военное положение отнюдь не получится держать сколь-либо долго. А в потешном варианте «войны с Россией» Украина и так уже пребывает вот уже четвертый год.

Источник: vz.ru

Добавить комментарий